Мужчина должен сидеть в тюрьме

tarlakovsky02.03.2011 в 14:54
Секретные подробности дела Джулиана Эссенджа, или Кто кого изнасиловал

24 февраля основатель WikiLeaks Джулиан Эссендж проиграл важное сражение в Лондонском суде, где было принято решение об экстрадиции его в Швецию. Как будет дальше развиваться противостояние WikiLeaks и западных государств?

Как получилось, что Великобритания, которая очень редко выдает другим странам подозреваемых и практически никогда не делает этого в политически резонансных случаях, на сей раз приняла решение об экстрадиции?

Да просто Англия и Швеция — члены Европейского союза, а в ЕС есть закон о непременной выдаче подозреваемых на основании ордера, выданного другой страной — членом союза. Закон этот был принят недавно, с ним многие не согласны, когда его ратифицировал парламент, правительство утверждало, что он будет применяться исключительно для борьбы с террором. Тем не менее закон дейст­вует, и чтобы отказаться его применить, нужны очень веские доводы, например, что законодательство Англии не считает преступлением то, за что требуют выдачи.

Изнасилование, в котором шведские власти обвиняют Эссенджа, естественно, к этой категории не относится. Но адвокаты Эссенджа сомневаются в справедливости решения судьи: по их мнению, хотя вменяемое ему деяние и называется изнасилованием, оно, по сути, таковым не является. Поэтому они подают апелляцию в Верховный суд, и ее рассмот­рение, видимо, займет еще несколько месяцев.

Сам Эссендж решил бороться против своей выдачи до конца: если британский Верховный суд отклонит апелляцию, он обратится в Европейский. Если только раньше у него не кончатся деньги: адвокаты стоят не дешево, а WikiLeaks их не оплачивает.

Так почему бы Эссенджу не смириться и не поехать в Швецию, где, казалось бы, можно рассчитывать на объективное судебное разбирательство его дела? Оказывается, основания для опасений есть: он не гражданин и не постоянный житель Швеции, системы залога шведское право­судие не знает, и, скорее всего, шведская юстиция не оставит его на свободе, а отправит в СИЗО. А суд, возможно, состоится лишь через год и будет тянуться еще год — лучшего варианта изоляции Эссенджа, с точки зрения тех, кто недоволен деятельностью WikiLeaks, не придумать.

В Швеции этим делом занимается очень упертая, убежденная женщина — прокурор Гётеборга Марианн Ню. Это она сказала, правда, по другому поводу:
«Если женщина заявила, что ее изнасиловали, в первую очередь надо посадить мужчину в тюрьму. Пусть сидит, пока эта женщина не соберется с мыслями, не разберется в своей жизни. Если муж­чина на свободе, то ей это будет трудно сделать. Судить этого мужчину не обязательно, если выяснится, что он не виноват. Но посадить необходимо — для блага женщины». Эти ее слова многократно цитировались во время слушаний в Англии, и их приводила свидетель защиты Брита Сундберг-Вейтман, в прошлом судья шведского апелляционного суда.

В деле Эссенджа произошла еще одна утечка — на сайте flashback.org вывесили полицейские протоколы, связанные с расследованием. И тут выяснилось много прелюбопытных деталей. Когда первая «пострадавшая» Анна Ардин узнала, что Эссендж перепорхнул из ее постели в постель второй «пострадавшей», Софии Вилен, она решила отомстить. Предпочитая оставаться в тени, она отвела Софию в полицию, но сама заявления не подала. В полицию, кстати, они отправились тоже не наобум, а к хорошей подруге Анны, Ирмели Кранс. Пришли после 16.00, когда все сотрудники полицейского участка уже ушли домой, а Кранс осталась на дежурстве. На нее вполне можно было положиться — она была членом союза геев-поли­цей­ских, активисткой лесбийского движения и ненавидела мужчин. Кранс и Ардин к тому же были политическими активистками: они выставили свои кандидатуры в списке социал-демократов на выборах в мэрию Стокгольма, Кранс под 38-м, a Ардин под 12-м номером. Так что для Анны — Ирмели была подругой и боевым товарищем.

Кранс записала показания Софии Вилен. В протоколе она не упомянула, что во время допроса — вопреки закону — Анна Ардин сидела вместе с ними в комнате и направляла беседу. Кстати, протокол София почему-то не подписала, кроме того, что еще более странно, не сохранилось магнитофонной записи допроса. Зато на основании свидетельства Софии Вилен Кранс позвонила прокурору — своей подружке Марии Хелбо, и та по телефону немедленно дала ордер на арест, даже не увидев протокола.

Сообщение об ордере на арест немедленно пришло в Харпсунд, летнюю резиденцию премьер-министра Швеции, где в это время, в пятницу вечером, собрались министры, послы и партийные лидеры. Там же оказался и сотрудник крайне правой «желтой» газеты «Экспрессен» Никлас Свенсон.

В его политической ангажированности сомневаться не приходится: за два года до описываемых событий он даже временно лишился места в газете за взлом компьютера оппозиционной партии. В полученном сообщении Свенсон увидел возможность добиться сразу трех целей: раздобыть сенсацию для своего таблоида, укрепить шведско-американ­скую дружбу и ударить по социал-демо­кратам, к которым относилась Анна Ардин. Ведь до выборов оставалось всего несколько дней. Все, что было нужно, — это потребовать от Ирмели Кранс обеспечить показания Анны Ардин. Кранс позвонила Анне и объяснила, что и ей придется подать заявление.

Газета «Экспрессен» вышла с новостью об аресте Эссенджа и о двух жалобщицах на первой полосе. Но Анна дала показания только через несколько часов после этого.

Дежурный прокурор Эва Финне быстро поняла, что доказательная база в этом деле крайне слаба, и аннулировала ордер на арест. Но ненадолго. Если у кого-то сложилось впечатление, что все важные посты в швецкой юстиции занимают женщины-феминистки, то это не так, там есть и мужчины. Только они еще большие феминисты, чем женщины. Вот и адвокат, член парламента Клас Боргстрём, похоже, считает, что только крайним феминизмом может искупить вину за то, что родился мужчиной: вместе с Марианн Ню он лоббировал законы, позволяющие расценивать как изнасилование даже секс по обоюдному согласию. А для дела феминизма осудить Эссенджа было очень важно: это доказало бы, что посадить можно кого угодно — такие инструменты в политике всегда в цене.

Боргстрём обратился к Марианн Ню, хотя та была в Гётеборге, а все события происходили в Стокгольме. Та взяла все на себя. Но чтобы заново открыть дело, нужны были новые обстоятельства — и Анна Ардин через десять дней «нашла» порванный презерватив и отнесла его в полицию. Ню немедленно открыла дело — неважно, что полицейская лаборатория не обнаружила на «орудии преступления» биологических следов, то есть оно никогда не было в деле.

Ню ни разу не вызывала Эссенджа в полицию для дачи показаний, зато через месяц после того, как он уехал, внезапно выписала ордер на арест. При таких странных обстоятельствах у Эссенджа есть все основания опасаться долгой отсидки в Швеции и последующей переправки на Гуантанамо, говорит Брита Сундберг-Вейтман. Согласятся ли с ней члены британского Верховного суда, покажет время.

Исраэль Шамир, Русский Репортер


Комментарии:

02.03.2011 в 18:58
tokeu x3 @ tarlakovsky Ответить
… открывая чужие тайны, темболее сильных мира сего, будь готов что и тебя вывернут наизнанку… и скажут что так и было…

Оставить комментарий

Вы не зарегистрированы, решите арифметическую задачу на картинке,
введите ответ прописью
(обновить картинку).